Этот абьюзер токсично обесценил мои границы!

«Этот абьюзер токсично обесценил мои границы!» Психолог Петр Дмитриевский — о том, почему мы зациклены на своей ранимости.

Сегодня к месту и не к месту мы употребляем термины «границы», «обесценивание», «абьюз». Эти термины относятся к теме, в которой сложно не быть затронутым. Большинство людей сталкивались с ситуацией, когда они были либо жертвами, либо производителями агрессии. Поэтому в этой теме «болтается» много страха, ярости, стыда и вины, которые затрудняют психологам и, тем более, не психологам их четкие определения. Одни люди застревают в праведном гневе, и любой свой дискомфорт описывают как преступление партнера. Бывает, человеку уже пошел четвертый десяток, а он все продолжает воевать с «токсичной» матерью. Другие попадают в другой перекос – застревают в отрицании: «Какое насилие? Никакого абьюза не было, это все сторонники новой этики выдумали». Знаю по себе, что мне более свойственна вторая реакция. Соответственно, «праведно гневающиеся» склонны не замечать силы человека, его способности справляться с трудностями, заживлять свои раны. А нам, «отрицающим», важно напоминать себе, что, вероятно, мы не заметили, проигнорировали какую-то свою или чужую боль.

«Вы обесценили мою работу!»

 — Сегодня мы столкнулись с активной подменой понятий, люди употребляют слова «обесценивание», «границы» и даже «абьюз» с выгодой для себя. Например, начальник просит подчиненного переделать работу, сотрудник встает в позу: «Вы обесцениваете мой труд». Начальник требует выполнения задачи, хорошего результата, а подчиненный вооружился модными словами и всячески защищается. Можем ли мы говорить о том, что он заигрался или, попросту говоря — обнаглел?

— Говорить «кто-то обнаглел» — действовать в логике людей, злоупотребляющих термином «абьюзер». Мы пытаемся понять, кто прав, кто виноват, и хотим исправить ситуацию через стыд и упрек. Читать далее

Пошел к психологу, все понял и развелся. Польза и риски психотерапии.

Интервью православному порталу «Правмир».

Начал ходить к психологу, многое понял о себе – в частности, что никогда не любил своего партнера. Развелся. Мы слышали с десяток таких историй. Действительно ли психотерапия призвана раскрепощать, снимать «ложные» запреты и ориентировать на автономию? Или все же на то, чтобы лучше понимать другого, уметь выстраивать с ним отношения?

«Мужчина и женщина в браке – два взрослых партнера. Выстраивать отношения равных – все равно что ходить по канату. Канатоходцу нужно хорошо чувствовать равновесие и хорошо владеть телом», – пишет семейный психолог Петр Дмитриевский в своей новой книге «Анатомия семейного конфликта». О правильных и ложных установках, о «хочу» и «надо» и о том, как взрослеть, а не застревать в подростковом возрасте, наш разговор.

 

Такие влиятельные монстры

– Для верующих в проблеме развода вопрос стоит особенно сложно. «Не хочу, а надо». «Хочу, но нельзя. Грех. Господь не благословляет». Так человек сдерживает себя годами. А потом начинает ходить к психологу, разбираться в себе и понимает, что его брак дисфункциональный или что он не любит свою половинку, а живет с ней, потому что «так надо». В результате развод. Значит ли это, что психология расходится с нашим вероучением и лучше держаться от психологов подальше?

Петр Дмитриевский

– Тут очень сильное упрощение и психотерапии как практики, и христианства как практики. Совершение выборов по логике «не хочу, а надо» и «хочу, но нельзя» характерно для ребенка примерно четырех-шести лет. Когда еще нет понимания перспективы. Он не ест конфету потому, что запретил папа, а не потому, что у него есть знания о работе организма и перспективе, что будет, если он переест сладкого. Читать далее